"Р@сова боротьба замість класової"

 
 

"Р@сова боротьба замість класової"

російськомовна інформаційна стаття з "Огонька"



"Р@совая борьба вместо классовой
Дмитрий САБОВ
Социологи обещают Европе погромы нового типа
Если верить полицейским сводкам, парижские предместья угомонились. За три недели волнений сожжено свыше 8000 машин, десятки магазинчиков, пара торговых центров и учебных заведений. Полицией задержано около 3000 погромщиков, 680 из них приговорены к различным мерам наказания, в том числе более 100 несовершеннолетних. Рейтинг главы МВД Николя Саркози, которого одни обвиняют в излишней жесткости, а другие хвалят за «адекватный» подход, подскочил на 11 пунктов — до 63%. Это почти вдвое больше, чем у президента республики.

Осталось одно — понять. Вслед за Францией это пытаются сделать аналитики почти всех стран Европы, которых бунт предместий застал врасплох даже в большей степени, чем силы правопорядка. Вот три сюжета для размышлений.

1. Может ли это повториться у нас?
Таким вопросом задается вся мировая печать — ведь пригороды, населенные горючим социальным материалом, имеются всюду. Самих французов больше всего шокировала российская «аналитика».

Ле Пен как главный комментатор событий, прошедший по российским каналам с вариациями на тему «я это давно предвидел». "Импозантные" телекорреспонденты, высаживающиеся из лимузинов в пригородах и негодующие, что с ними плохо разговаривают подростки. Сетования на «неблагодарных арабов» из уст "именитых" диссидентов советской поры, обживших самые буржуазные кварталы Парижа. Всю эту нашу «реакцию» показывало местное телевидение и комментировала местная пресса. Вывод на страницах «Монд» сформулировала Мари Жего: комментарии русских говорят о тех страхах, которыми пропитаны они сами. Во Франции, они, как в зеркале, увидели то, чего больше всего опасаются у себя.

Есть и другая догадка на наш счет. Бунты "подпортили имидж" "глянцевой" Франции Бальзака-Гюго-Дюма, милой российскому сердцу со школьных лет, — эти представления "не соответствуют реалиям XXI века". Как не соответствует им и имидж беззаботной страны с Эйфелевой башней и Куршевелем, куда русские нувориши так любят заезжать на каникулы. Словом, комментируют нас французы, парижские пригороды куда ближе к России, чем мы хотели бы думать.

Любопытно, что агрессивное отношение к иммигрантам зафиксировал и опрос, проведенный итальянским политологом Илво Диаманти накануне волнений, в новых членах ЕС. В Венгрии и Чехии иммигрантов считают угрозой 61% опрошенных. В самой Франции — только 22,8%. «В Будапеште полно кварталов, где условия куда хуже, чем под Парижем, — пишет венгерская «Мадьяр немзет». — Хорошо, что наши цыгане еще не вдохновились примером французских арабов». Судя по всему, по части ксенофобии наши бывшие солагерники по социализму, прорвавшиеся в ЕС, не сильно от нас отличаются. Утешение — хотя, конечно, и слабое.

2. В чем причина бунта?
Франция — чемпион мира по революциям. Почти все революции XIX столетия зарождались в парижских предместьях и, как правило, оказывались заразительны. Наполеон первым организовал "экспорт демократии" (?) в Европу. Парижская коммуна стала первой пролетарской революцией в истории. Студенческий бунт 68-го — первой революцией XX века, без пролетариата и массовых смертоубийств, или первой «оранжевой», если угодно. Дело, однако, не только в особенностях национальной политической культуры. Если революции становятся таким же предметом экспорта, как вино и высокая мода, значит, это кому-нибудь нужно. Значит, есть почва, или, выражаясь по-ленински, базис. Надстройка пристраивается — что в XIX веке, что в XXI.

Главная критика в адрес французских политиков сегодня исходит от англосаксонских коллег. Штаты, напоминают они, пережили волны бунтов на р@совой почве еще в 60-е и сделали выводы — ввели квоты для цветных в вузах, в медиа, в политике. А вот французская система интеграции — ассимиляция, создание «национального государства», где нет этнических сообществ, а есть только французы — безнадежно устарела. В Штатах у всех есть право на американскую мечту —"пробились же" и Колин Пауэлл, и Кондолиза Райс на вершины политики. Ну а кто не пробился, живут же себе в гетто, а полиция в случае чего живо наводит порядок.

Все это было бы правильно, если бы не скандал с «позабытой» в утопающем Новом Орлеане черной общиной. Если бы по британским многоэтническим центрам — Брадфорду, Олдему и Бернли — в последние годы не прокатывались волнения, аналогичные французским. Если бы следствие по взрывам в лондонской подземке не вышло на цветных британцев из Лидса. Правильной схемы интеграции нет — есть факт: ни одна модель не идеальна. Пригороды, населенные иммигрантами, которые "не имеют шансов пробиться" (социологи определяют их как «четвертый мир»), могут стать движущей силой погромов почти в любой части света. Как выразился в интервью один из французских поджигателей: «Когда социальный лифт не работает, приходится с боями прорываться вверх по социальной лестнице».

3. Что дальше?
Большинство социологов видят в нынешних погромах лишь репетицию — р@совая борьба приходит на смену классовой, утверждают они. По утверждению британского социолога Фрэнка Фьюреди, роль «предохранительного клапана» во Франции долгое время выполняла компартия, объединявшая наемных рабочих всех цветов и народов. Сегодня же безработные коренные французы (голландцы (?) и проч.) объединяются вокруг националистов вроде Ле Пена (социологически его Национальный фронт — самая пролетарская партия Франции). Вокруг кого объединятся безработные иммигранты во втором поколении, которые родились в Европе, имеют право голоса и которых "некуда высылать", — один из главных вопросов, поставленных французским бунтом.

«Родину нельзя унести на подошвах своих башмаков», — сказал один из великих революционеров Франции Жорж Дантон. Но нельзя ведь и принести. Это сейчас доказывают полицейские комиссары, зачищая отбунтовавшие кварталы и вылавливая «каидов» («главарей» на местном жаргоне). Глава МВД Николя Саркози тем временем готовит свой президентский забег. Выборы во Франции — в 2007-м, и если кто-то попробует забузить, этот политик будет защищать "не только свою страну", но и свой рейтинг. Лозунг он сформулировал сам: «Либо мы придумаем, как их интегрировать. Либо они дезинтегрируют нас».

Это значит, что к следующей схватке готовятся обе стороны."

http://www.ogoniok.com/4922/18/


Создан 20 сен 2008



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
chornoshlychnyk@yandex.ru Locations of visitors to this page